Linuana
'Dearest Ones'.

Автор:
Linuana
Фэндом: Metal Gear Solid.
Пэйринг или персонажи: Солидус Снейк/Ликвид Снейк.
Рейтинг: R.
Жанры: слэш (яой), ангст, драма, психология, AU.
Предупреждения: инцест.
Размер: мини.
Описание: "-...Вы ведь мои братья, я с вами вырос, а вы дрались на смерть. Да, у вас были не самые лучшие отношения, но, Элай, это стоило того? Это стоило того, чтобы умереть от руки собственного брата?"
Посвящение: Вулфу, которая и надоумила на саму идею и продолжение.
Примечания автора: Идея появилась ещё давно, но очень удачно вписалась как продолжение к написанной мной заявке по флэшмобу.

'The pain is not on the day of missing our dear ones.
The pain is really when you live without
them and with their presence in your mind'.


I.

Как бы спустя многие годы Джордж не обвинял вездесущее начальство, всё же он был им благодарен за то недолгое время, которое он провёл со своими младшими братьями, почти не думая о том, что их всех ждёт в будущем. Точнее старался не думать, хотя прекрасно это осознавал.
Каждый год он спрашивал близнецов, что бы они хотели на свой день рождения, и каждый раз в ответ он получал лишь просьбу Дэвида. Элай никогда ни о чём не просил, считая, что это неправильно, что даже сама суть дня рождения бессмысленна и скучна.
Потому Джордж невообразимо воодушевился, когда накануне знаменательного события, перед тем, как он сам задал близнецам свой привычный вопрос, который не менялся из года в год, Элай смущённо спросил, можно ли ему получить в подарок плюшевого лисёнка.
Игрушку он так и не получил.
- Они всего лишь дети! Слишком рано для начала тренировки! - кричал Джордж, умоляя, чтобы они передумали, отложили хоть на какое-то время страшный день расставания.
- Для этого никогда не рано, тобой займутся, чтобы ты исполнил особую миссию, - это всё, что он получил в ответ, с болью слушая крики близнецов, особенно голос Элая, который звал своего старшего брата, пребывая в непонимании и панике. Джордж еле сдержался, чтобы не кинуться следом, когда раздался сдавленный всхлип, и он вздрогнул, словно ударили его самого. Он ненавидел себя за слабость, за то, что был ещё слишком юн, за то, что не мог уберечь собственных родственников, которых успел полюбить всей душой.

***


Шло время, но Солидус, давно не использовавший своё данное при рождении имя, наводил справки о близнецах, невольно радуясь, что они пережили всё, через что их вынудили пройти.
- Старший, Солид, показывает невероятные результаты, что его уже хотят отправить на второе задание. В нём есть всё, что нужно для солдата - спокойствие, расчётливость, собранность и своевременная реакция в той или иной ситуации. Почти то же самое можно сказать и про младшего, Ликвида, но, похоже, что его психика оказалась слишком неустойчивой для таких тяжёлых условий. Он так же подаёт большие надежды и даже превзошёл своего брата в некоторых аспектах, но он слишком поддаётся настроению и эмоциям. Был случай, когда перед тем, как приступить к заданию, он повздорил со всем вышестоящим начальством. Задание было выполнено с блеском, но отзывались о нём не самым лучшим образом.
- Спасибо, Эдгар, - наконец отозвался президент, внимательно выслушав доклад своего подчинённого. - Сразу же скажи мне, если узнаешь что-то новое.

***


- Мне было приказано лично сопроводить Вас до Вашего места назначения, - с бесстрастным лицом говорит Ликвид своему старшему брату. Отросшие светлые волосы убраны в хвост, а привычная военная одежда смотрится на нём словно не к месту.
Они идут в полном молчании, и у Солидуса есть достаточно времени, чтобы осмотреть своего уже взрослого родственника. От маленького Элая осталась лишь внешность и привычка держать голову высоко, чуть ли не горделиво. Солидус помнил, как постоянно говорил об этом мальчику, просил следить за подобной привычкой, но тот лишь смеялся и говорил, что не задирает нос.
- Элай? - наконец нарушает он невыносимую тишину.
- Простите? - отзывается в ответ Ликвид всё тем же непроницаемым голосом.
- Элай, ты помнишь что-нибудь.., - начал было старший Снейк, но он был резко прерван сразу же поменявшимся голосом блондина, который всего за пару мгновений поменял своё равнодушие на невообразимую злость.
- У меня нет имени, если вам так необходимо ко мне обратиться, то мой позывной вполне меня устраивает; его уж вы должны знать, - со всей горечью и ядом процедил Ликвид, тяжело дыша от ярости, но вскоре он снова натянул на себя маску безразличия, и разговор сам собою закончился.

***


- Они оба ничего не помнят из своего прошлого, Ликвид даже не знает своего имени, а когда ему хотели поведать о нём, то он лишь взвился пуще прежнего, что все боялись, как бы он ничего не устроил, - ответил Эдгар на вопрос президента. - Однако он очень болезненно реагирует на имена своих братьев, и из-за этого у некоторых появилось подозрение, что он лишь притворяется, что ничего не помнит. Возможно, что его чувствительная психика в каком-то смысле даже помогла в сохранении остатков прошлого себя. Но порой кажется, что этого он как раз и не хочет.

***


- Так и не признаешь, что мы - родственники?
- А в чём смысл? Детство давно прошло, прошлое потеряло свою ценность, - пьяно буркнул в ответ брату Ликвид, снова отпив из бокала.
- Неужели всё для тебя стало бессмысленным и незначимым?
- Всё.
Наступило долгое молчание. Наконец поднявшись с места, Солидус медленным шагом подошёл к младшему Снейку и прихватил за подбородок, приподняв его голову, чтобы видеть зелёные глаза. В следующее мгновение он наклонился и коснулся губами губ Ликвида; после он не раз задастся вопросом, что же побудило его на это действие. Блондин никак не реагирует на поцелуй, но мимолётное движение правой брови говорило само за себя. Но самым странным были губы Ликвида: мертвенно-ледяные как у покойника.
- Я могу идти, господин президент? - говорит Ликвид спокойным голосом и, не дождавшись ответа, встаёт с места и выходит из кабинета, словно ничего не произошло. Но пальцы сами касаются губ, на которых ещё чувствуется фантомное прикосновение.

***


Солидус не знал, как реагировать на смерть младшего брата, который был убит собственным близнецом. Не знал, что чувствовать и что говорить, в голове лишь мелькало воспоминание об их последней встрече и холодных губах.
Он мечтает вернуть те счастливые дни детства, когда всё было просто, а братья не убивали друг друга. Он мечтает снова почувствовать губы Ликвида, но тёплые и живые. Он ужасно хочет, чтобы он жил.
В ответ на мольбы лишь молчание и непонятное чувство от соседства с трупом.
Сегодня февраль, месяц, когда намного раньше положенного срока родились две змеи.
Солидус берёт ледяную руку брата и кладёт рядом с ней плюшевого лисёнка.
- С Днём Рождения, Элай.

II.

В чём-то родственники всегда будут повторять поступки друг друга, в этом Солидус убеждался уже в который раз, смотря на собственный отряд, который по странности не уступал отряду FOXHOUND под командованием его младшего брата, ныне погибшего.
Неизменным был и Оцелот, к которому не сказать бы, что Солидус относился хоть с какой-то приязнью, но нельзя было отрицать того факта, что многое было сделано лишь с его помощью хотя и сразу было ясно, что он никогда не будет верен даже тем, кому помогает.
Когда Адамска вернулся с Мозэса, Солидус хотел поговорить с ним о брате, узнать побольше о том, что он делал в последние дни, о чём думал, чем занимался, что говорил. Но это было намного сложнее сделать, чем сказать, а память о трупе была слишком свежей для подобных разговоров.
- Вамп, передай Фортуне то, что я сказал, пусть будет наготове, - сказал Солидус мужчине, даже не смотря на него, шагая по платформе и смотря на заходящее солнце.
- Как скажете, - сказал тот в ответ и, чуть поклонившись, бесшумно зашагал вниз, посмотрев краем глаза на Оцелота, который стоял, опираясь спиной о стену.
- А я-то думал, что настолько странных солдат, которых я находил, уже не осталось, но, как оказалось, я ошибался, - хмыкнул Оцелот и подошёл к Солидусу, встав рядом с ним.
Сам же Джордж смотрел на него с нескрываемым шоком, узнав самоуверенный, несколько нервный и стервозный голос собственного брата, акцент которого не забудешь даже под страхом смерти. Он знал о «припадках» Оцелота, когда Ликвид пытался захватить его сознание, но каждый раз его попытки были безуспешными. Сам Солидус даже не знал, хотел бы он поговорить со своим погибшим братом, когда он наконец смирился с его смертью.
- Элай? - неуверенно спросил Джордж, не сводя с него взгляда.
- У меня другое имя, брат, - хмыкнул тот и сложил руки на груди в слишком знакомой манере. - Знаешь, всё-таки я представлял свою старость немного по-другому, но в моём случае жаловаться не пристало, не так ли?
- Я.., - начал было Солидус, но осёкся, отведя взгляд в сторону и нахмурившись. - Знаю, что уже поздно, но с Днём Рождения.
Ликвид в теле Оцелота явно выглядел удивлённым.
- Ты до сих пор помнишь?
- Ну а кто вам делал подарки столько лет? - ответил Солидус вопросом на вопрос, негромко хмыкнув. - Странно всё же разговаривать с человеком, которого видел мёртвым.
- Не страннее, чем находиться в теле другого человека, к которому и симпатии не испытываешь, - фыркнул Ликвид, закатив глаза. - Ты ведь знаешь, что он здесь неспроста.
- Знаю, - подтвердил президент. - Он сообщал мне о тебе и твоих действиях.
- Прекрасные отношения, не правда ли? - огрызнулся Ликвид, и Джордж уже собирался что-то сказать, но время его «пребывания» подошло к концу, уступив место Оцелоту, который ругнулся в адрес Ликвида и помотал головой, пытаясь прийти в себя.
- Он сказал что-то? - спросил Адамска, заметив, как на него смотрел Солидус, который молча отвернулся, теперь смотря в горизонт, за которым солнце полностью скрылось.
- Ничего, - сказал он в ответ спустя несколько долгих минут.


***


С того случая Ликвид стал появляться чаще, комментируя всё в своём стиле, посмеиваясь на реакцию старшего брата. Солидус же думал, что заимеет диссонанс и не сможет отделять личность Элая от его нынешнего внешнего вида, но он сразу же забывал об этом, стоило Ликвиду заявить о своём присутствии.
- А что ты чувствовал, когда умирал? - спросил его как-то Джордж во время одного из их разговоров.
- Осуждение со стороны мёртвых, - хмыкнул Ликвид. - Шучу, ничего я не почувствовал. Там пусто. Никого нет, а то, что воображают себе люди — сплошная ерунда без каких-либо доказательств, что их теория — истинная.
Внезапно Солидус не выдерживает и берёт брата за правую руку, целуя тыльную сторону ладони.
- Говори со мной почаще, - попросил он, подняв взгляд на Ликвида, который с явным удивлением смотрел на брата.

***


Только через какое-то время Солидус осознал, что у него началась чуть ли не ломка, и он не мог дождаться, когда снова поговорит с Ликвидом, что даже перестал обращать внимание на Оцелота, отодвинув его на второй план.
Однажды не выдержав, президент взял Адамску за принадлежавшую его брату руку и поцеловал её, зная, как Ликвид падок на внимание к собственной персоне. Ни к чему это не привело, а Оцелот осознал, что, оказывается, есть ещё вещи, которые могут привести его в шок. К примеру президент США, целующий руку своего подчинённого и смущённо ретирующийся с места событий.
- Ты бы знал, какие эмоции он испытал, когда ты это сделал, - смеялся потом Ликвид, не выдержав смущённого вида Солидуса.
- Ты, острый язык, а ну-ка иди сюда, - с наигранной угрозой заворчал Джордж, на что Элай от него с громким смехом убежал. Но то ли специально, то ли не ожидая, что за ним пойдут следом, бег он замедлил, из-за чего его крепко обняли сзади, шипя какие-то нелепые угрозы и щекоча дыханием шею.

***


- Знаешь, я давно хотел попросить прощения, что тогда, в детстве, когда нас разлучили, я ничего не попытался сделать, - говорил Солидус, опустившись на одно колено и прикоснувшись лбом к ладони правой руки Ликвида, тогда как тот сидел и внимательно слушал исповедь брата, не прерывая его речи. - Я хотел. Очень хотел. Тогда я ненавидел себя за слабость, а когда узнал, что с вами делали... Я ведь знал, что ты этого можешь не выдержать, что с тобой может что-то произойти. Но даже потом я ничего не сделал, лишь собирал на вас информацию и желал, чтобы с вами всё было хорошо. Чтобы вы были живы. Понимаешь теперь, как мне было тяжело, когда... Когда ты... Вы ведь мои братья, я с вами вырос, а вы дрались на смерть. Да, у вас были не самые лучшие отношения, но, Элай, это стоило того? Это стоило того, чтобы умереть от руки собственного брата?
Но Ликвид молчал, смотря куда-то в сторону от Солидуса, когда тот поднял на него взгляд, но руки не отстранил и никак не выказал сопротивления и нежелания подобной компании.
- Помнишь... Помнишь, ты как-то просил подарить тебе плюшевого лисёнка? - спросил его Джордж после долгого молчания, опустив взгляд на руку Ликвида и слегка сжав её. - После твоей смерти я, наконец, выполнил своё обещание. Прости, что затянул с ним.
Снова подняв взгляд на Ликвида, мужчина невольно вздрагивает, когда пересекается с ним взглядом. Но тот продолжает молчать, касаясь пальцами левой руки века правого глаза и щурясь.
- У вас всех троих этот чёртов голубой цвет глаз. Хотя нет. У четверых. Как я мог позабыть нашу милую матушку, - процедил Ликвид и напрягся, словно собираясь голыми руками вырвать глаз брата, но в следующую секунду он замер и опустил руку, шумно вздохнув. - Поцелуй меня.
Солидус мешкает, но всё же поднимается на ноги и, наклонившись, берёт Ликвид за подбородок, мягко целуя его.
- В прошлый раз у тебя были мертвенно-ледяные губы, - говорит мужчина, отстранившись и посмотрев в глаза Ликвида.
- Забавно, то же самое я могу сказать сейчас про твои, - хмыкает Элай, с прищуром смотря на брата.

***


Когда Солидус лишается левого глаза, он почти не чувствует, когда Ликвид касается его пальцами, оглаживая ненавистную повязку.
Когда Солидус видит, как уплывает Рэй, внутри что-то рушится, и он сам готов бежать за машиной, которая стала символом ожившей расы древних существ.
Когда Солидус погибает от рук приёмного сына, он не знает, что где-то далеко кричит Рэй самым душераздирающим голосом, на который способен. Он не знает, что Ликвид знает по кому скорбит механизированное существо.
Солидус не знает, что умрёт ещё раз, в огне, а рядом будет Ликвид, и лишь на мгновение он вспомнит, что горящими останками когда-то был его собственный брат, который был с ним в самые счастливые его годы.

@настроение: I need your help, I can't fight this forever, I know you're watching, I can feel you out there.

@темы: fanfiction, Metal Gear